Личные местоимения в именительном падеже

Неодушевленные существительные и she (her), he (his)

Обычно в английском языке на неодушевленные существительные мы ссылается в единственном числе с помощью it, а во множественном с помощью they. Однако существует ряд слов и ситуаций, когда мы можем увидеть как на неодушевленные существительные ссылаются через she (her), he (his). Иными словами, неодушевленным существительным придаются черты женщины или мужчины.

Ситуации

Использование гендерных местоимений для обозначения неодушевленных предметов или нечеловеческих существ, как правило, является вопросом личных предпочтений или обычаев. Это поэтический или литературный прием, и он не нужен в повседневной речи или письме. Более того, он может применяться далеко не со всеми неодушевлёнными существительными. Иными словами, на один и тот же объект некоторые авторы могут ссылаться как на лицо женского пола, а другие как на лицо мужского пола.

Существительные

Давайте разберем список существительных, на которые можно встретить ссылку через she.

Ship

Корабли (ship) часто называют she на английском языке.

A ship is always referred to as ‘she’ because it costs so much to keep one in paint and powder.

Admiral Chester W. Nimitz

Корабль всегда называют «она», потому что содержать его в покраске и при порохе очень дорого.

Адмирал Честер В. Нимиц

Yatch

В английском языке «яхта» (yatch) обычно упоминается с использованием местоимения she.

The yacht cut through the water gracefully as she made her way out to sea.

Яхта изящно разрезала воду, выходя в море.

City

В романе Джеймса Джойса (James Joyce) «Ulysses» Дублин описывается как город женского пола.

She is our great sweet mother.
Come and look.
You’ll see Dublin bay on a clear day, the Wicklow mountains,
and the Kildare hills from the windows of the tearooms of the
National Library.

Она – наша великая и милая мать.
Подойди и посмотри.
Ты увидишь бухту Дублина в ясный день, горы Уиклоу
и холмы Килдэре через окна чайных комнат
Национальной библиотеки.

В стихотворении Ру Борсона (Roo Borson) «City» Торонто также упоминается как женщина:

There is no other city quite like her.
She is a woman, complex, intense,
impossible to forget once you’ve met her.

Нет другого города, подобного ей.
Она – женщина, сложная, суматошная,
невозможно забыть, когда с ней познакомился.

Country

В стихотворении Доротеи Маккеллар (Dorothea Mackellar) «My Country» рассказчик олицетворяет Австралию как женщину:

I love a sunburnt country,
A land of sweeping plains,
Of ragged mountain ranges,
Of droughts and flooding rains.
I love her far horizons,
I love her jewel-sea,
Her beauty and her terror –
The wide brown land for me!

Я люблю обожжённую солнцем страну,
Землю широких равнин,
Скалистые горные хребты,
Засухи и ливни.
Я люблю её далёкие горизонты,
Я люблю её море драгоценностей,
Её красоту и ужас –
Широкая коричневая земля для меня!

Nature

Уильям Шекспир в Сонете 20 ссылается на природу (nature), как на женский пол.

Nature, that made thee, with herself had wrought.

Природа, сотворившая тебя, сама с собой сотворила.

Wisdom / knowledge

В стихотворении Томаса Грея (Thomas Gray) «Elegy Written in a Country Churchyard» говорящая олицетворяет Мудрость (Wisdom) в образе женщины:

Far from the madding crowd’s ignoble strife,
Their sober wishes never learned to stray;
Along the cool sequestered vale of life
They kept the noiseless tenor of their way.
Yet even these bones from insult to protect
Some frail memorial still erected nigh,
With uncouth rhymes and shapeless sculpture decked,
Implores the passing tribute of a sigh.
Their name, their years, spelt by th’ unlettered muse,
The place of fame and elegy supply:
And many a holy text around she strews
That teach the rustic moralist to die.

Далеко от мятущегося народа и тщетной борьбы,
Их трезвые желания никогда не уходили в сторону;
По прохладной укромной долине жизни
Они идут незаметной дорогой своей.
Но даже эти кости защитить от оскорблений
Нечто хрупкое, на память о них возведено,
С грубыми стихами и безобразной скульптурой,
Зовет на мгновение признаться в скорби.
Имя, возраст, – все это воплощает неуклюжая муза,
Место славы и памятника:
Множество святых текстов она рассыпает вокруг
И учит простых мудрецов умирать.

В этом контексте she относится к музе или духу поэзии и литературы, который часто олицетворяется как женская фигура в классической мифологии. Фраза «много священных текстов вокруг она разбрасывает» предполагает, что эта муза разбрасывает или распространяет различные письменные произведения или учения, связанные с моралью и смертью, которые часто связаны с мудростью. Поэтому «она» в данном контексте может трактоваться как олицетворение мудрости или знаний.

Victory

Победа (Victory) часто персонифицируется как женщина в литературе и искусстве. Вот пример из поэмы лорда Альфреда Теннисона (Lord Alfred Tennyson) «Ode on the Installation of the Duke of Wellington».

Or if an eye like Mars, to threaten and command,
Scatter the foes, and stun the land,
While the trumpets sound the victor’s fame;
She, the warrior of the gods,
From her golden cloud,
While the forests nod,
And the rocks aloud,
Tell the story of her birth,
With her head in the skies,
And her mantle sprent with stars,
At whose feet the wild thyme blows,
And the foxglove clusters fair,
With the nightshade in her hair.

Когда глаз, похожий на Марс, грозит и приказывает,
Рассеивает врагов и ошеломляет землю,
И трубы звучат славой победителя,
Тогда Она, воительница богов,
Со своего золотого облака,
Пока шумят леса
И громко говорят скалы,
Рассказывает о своем рождении,
С головой в небесах,
А на плаще – звезды,
У ее ног процветает дикий тимьян,
И наперстянка красиво цветет,
А в волосах – паслен.

Death

В контексте стихотворения Эмили Дикинсон (Emily Dickinson) «Because I could not stop for Death» говорящий олицетворяет Смерть как джентльмена. Использование местоимения «он» для обозначения Смерти предполагает, что поэт изображает Смерть как мужскую фигуру.

Because I could not stop for Death,
He kindly stopped for me;
The carriage held but just ourselves
And Immortality.
We slowly drove, he knew no haste,
And I had put away
My labor, and my leisure too,
For his civility.

Так как я не могла остановиться для Смерти,
Он любезно остановился для меня;
Карета вмещала только нас,
И Бессмертие.
Мы медленно ехали, он не торопился,
А я отложила в сторону
Свой труд и досуг,
Ради его учтивости.

Следовательно, мы можем встретить в английском языке ситуации, когда на неодушевленные существительные ссылаются через she (her), he (his). Однако чаще всего такие случаи мы можем отнести к поэтическим. таким образом в повседневной жизни они встречаются реже.